Православный экстремизм: миф или реальность? Жертвы православных экстремистов просят помощи у фсб

Православные активисты и религиозный экстремизм. Православный экстремизм: миф или реальность

Православный экстремизм: миф или реальность? Жертвы православных экстремистов просят помощи у фсб

Доверенное лицо ответчика, заведующий правовым сектором Синодального отдела по работе с вооруженными силами, органами правопорядка и исполнения наказаний Московского патриархата РПЦ священник Александр Добродеев представил экспертные заключения о том, что лозунг не несет в себе противоправного и антихристианского подтекста. Но судей они не убедили.

Судебные споры вокруг этого лозунга идут уже полгода, причем два районных суда в Москве принимали по этому вопросу противоположные решения.

12 мая 2011 года Минюст, сославшись на решение Черемушкинского районного суда Москвы, принятое 21 декабря 2010 года, включил фразу “Православие или смерть” в список экстремистских лозунгов.

Однако в апреле 2011 года Люблинский районный суд столицы отказался признавать эту надпись экстремистской. Суд тогда принял во внимание экспертное заключение, в котором указывалось, что “монахи трактовали этот лозунг как отстаивание православия как спасительной веры в противовес духовной смерти души без православной веры, готовность последовательно отстаивать свою веру до самой смерти”.

Как рассказал сегодня в интервью протоиерей Александр Добродеев, представлявший ответчика, к нему обратились адвокаты, и он выступил вчера в суде. “Прочитав материалы, которые связаны с этим делом, я не увидел там ничего экстремистского, – сказал о.Александр.

– Тем более, что полгода видными учеными делалась экспертиза, в которой аргументировано доказано, что в лозунге “Православие или смерть” нет ничего экстремистского. Помимо лозунга, в экспертизе разбирается и сама эмблема с черепом, кинжалами и православным крестом”.

Как сообщил священник, его аргументация на суде была проста. “Я ознакомился с выводами комиссии и посчитал, что ее аргументация более компетентна, чем выводы, которые были сделаны в Черемушкинском суде.

[attention type=red]
Что касается “смертельной эмблемы”, то я напомнил на суде, что на нас ежедневно обрушивается поток информации, где постоянно идет речь о смерти, где постоянно взрывают и убивают. Куда не придешь – везде информация о смерти.
[/attention]

Люди к самому слову “смерть” и к этим образам – черепа, демонические физиономии, – уже давно привыкли”, – отметил о.Александр.

Также священник подчеркнул на суде, что слова “Православие или смерть” написаны по-русски, а не по-английски или по-арабски, потому что это, по словам о.Александра, “охранительный, предупреждающий знак для русских, которые читают по-русски”. “Смысл лозунга таков: “или Православие, или смерть”, “если не Православие, то смерть”.

На суде я подчеркнул, что для большинства людей такая постановка вопроса не покажется странной. В нашей стране большинство – православные люди. То есть это знак, в первую очередь, для православных, а не для представителей каких-то других конфессий.

Мы ведь не призываем к “православному джихаду”, – заключил протоиерей Александр Добродеев.

Юридические науки

Ключевые слова:ЭКСТРЕМИЗМ; ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ; УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ; НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ; РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ; ПРАВОСЛАВНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ; EXTREMISM; EXTRIMIST ACTIVITY; CRIMINAL RESPONSIBILITY; NATIONAL SECURITY; RELIGIOUS EXTREMISM; ORTHODOX EXTREMISM.

Аннотация: Статья посвящена так называемому православному экстремизму – явлению крайне противоречивому и неоднозначному. Анализируя причины и условия возникновения экстремизма, а также лексическое значение самого понятия «экстремизм», автор приходит к выводу, что экстремистские проявления характерны для лиц, проповедующих любые религиозные ценности.

Поводом для настоящего исследования стало заявление депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Н.В.

Поклонской, которое она сделала 27 сентября 2017 года на заседании Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей.

В своем выступлении на собрании депутат, в частности, сказала, что православного экстремизма не бывает . Так ли это на самом деле? Давайте разбираться.

Экстремизм (от лат. extremus – чрезмерный, крайний) — приверженность крайним взглядам, методам действий (чаще всего в политической сфере). Экстремизму подвержены как отдельные лица, так и целые группы, организации.

Начало двадцать первого века оказалось сопряженным с эксплуатацией экстремизма и терроризма как средства разрешения любых противоречий и конфликтов: от межличностных и групповых, до территориальных, религиозных и национальных. Как справедливо заметил А.В. Павлинов, более эффективного и универсального инструмента воздействия на власть, дестабилизации правопорядка в отдельном государстве и в мире в целом современная история не знала .

Несмотря на то, что проблемы борьбы с экстремизмом уже давно стали предметом научных изысканий, единства в разграничении разновидностей этого явления среди исследователей по-прежнему нет. Вместе с тем, вопросы терминологии и концептуализации экстремизма имеют не только академический, но и практический характер.

Различные аспекты уголовной ответственности за те или иные проявления экстремистской деятельности анализировались в научных трудах многих ученых. В частности, указанная проблема стала предметом диссертационных исследований С.В. Азевой, В.А. Бурковской, И.В. Воронова, К.К. Демирова, А.С. Киреева, Н.Е. Макарова, Д.Е. Некрасова, Д.В. Новикова, А.В. Павлинова, Е.Н.

Плужникова, И.А. Сазонова, Е.П. Сергуна, Н.В. Степанова, Р.М. Узденова и некоторых других. Однако в большинстве своем эти работы касались, в первую очередь, политического экстремизма. Вместе с тем, экстремистские проявления присущи не только политически мотивированным лицам, но и представителям различных социальных, религиозных, этнических, национальных и т.п. групп.

Вопросы корреляции религиозного экстремизма с современными угрозами российской национальной безопасности рассматривались в работах Возженикова А.В., Глебова И.Н., Золотарева В.А., Майорова Л.И.

, Манилова В.Л., Моисеева Н.Н., Панарина И.Н., Пирумова В.С., Прохожева А.А., Шуберт Т.Э.

Но проблемы христианского (тем более православного) экстремизма научным исследованиям до сего времени не подвергались.

Источник: https://vctn.ru/pravoslavnye-aktivisty-i-religioznyi-ekstremizm-pravoslavnyi/

Бойцы «Христианского государства»

Православный экстремизм: миф или реальность? Жертвы православных экстремистов просят помощи у фсб

В Екатеринбурге 4 сентября около шести утра по местному времени УАЗ, груженный бочками с бензином и газовыми баллонами, протаранил здание киноконцертного театра «Космос».

За рулем машины находился 39-летний житель города Ирбит Денис Мурашов: на допросе он признался, что перед этим весь день провел в Храме-на-Крови.

Ранее, в январе, члены общественной организации «Христианское государство — Святая Русь» разослали директорам кинотеатров письма с угрозами и требованиями отказаться от проката картины Алексея Учителя «Матильда».

«Если выйдет фильм, (…) кинотеатры будут гореть, может, даже пострадают люди», — писали они. «Лента.ру» попыталась разобраться, почему православные активисты в борьбе со своими оппонентами все чаще переходят от слов к делу, и дела эти все больше напоминают религиозный экстремизм.

Фактор «Матильды»

Мурашова задержали, когда он сам пришел в больницу с ожогами. Там же его допросили. И вот что он сообщил на камеру: «Я специально приехал в Екатеринбург на УАЗике, госномер не помню, машина моя, купил у мужика в Ирбите. В Екатеринбург приехал вчера утром, в Храме-на-Крови был весь день, а сегодня поехал в кино».

Вскоре выяснилась и причина, по которой Мурашов отправился жечь кинотеатр: в беседе со следователем он рассказал, что в «Космосе» запланирован показ фильма «Матильда». Мурашов пытался воспрепятствовать этому.

Не подвергая сомнению намерения поджигателя, следователи, однако, усомнились в его вменяемости и приняли решение отправить подозреваемого на судебно-психиатрическую экспертизу.

В свою очередь Екатеринбургская епархия Русской православной церкви оперативно и решительно осудила поступок Мурашова.

Вообще, за последнее время «Матильда» успела стать настоящим камнем раздора между теми, кто считает, что в искусстве не должно быть запретных тем и неприкасаемых персонажей, и их оппонентами, думающими иначе.

В фильме режиссера Алексея Учителя рассказывается о любовных отношениях наследника российского престола Николая Романова (будущего императора Николая II) и балерины Матильды Кшесинской. Официальная премьера ленты планировалась на 6 октября, но затем ее перенесли на 23-е.

Против картины активно выступает депутат Госдумы от Крыма Наталья Поклонская. Она фильм не смотрела, но утверждает, что в нем содержатся материалы, способные оскорбить верующих и их чувства.

Дело в том, что Николай II канонизирован РПЦ как страстотерпец и какие-либо упоминания о нем во фривольном контексте, по мнению депутата и ее единомышленников, кощунственны.

Благодаря ли активности депутата Поклонской или по другой причине, но еще до премьеры этот фильм стал проблемой номер один для той части верующих, которых принято называть православными активистами. Эта категория граждан известна своей нетерпимостью и агрессивными выпадами в отношении оппонентов.

История Дениса Мурашова — последний, но не единственный пример. Так, адвокат Учителя Константин Добрынин 6 сентября сообщил, что руководители более 100 кинотеатров получили угрозы поджогов и физической расправы в случае показа фильма «Матильда».

Угрожали и другим организациям, связанным с прокатом картины.

Адвокат обратился за помощью к директору ФСБ Александру Бортникову, а также попросил правоохранительные органы привлечь к уголовной ответственности членов движения «Христианское государство — Святая Русь». Они еще в январе разослали в российские кинотеатры письмо с требованием отказаться от проката «Матильды».

Зампредседателя синодального отдела Московского патриархата РПЦ Вахтанг Кипшидзе заявил, что организация «Христианское государство — Святая Русь» не имеет отношения к церкви. Однако сентябрьская история с Денисом Мурашовым, произошедшая семь месяцев спустя после скандальной рассылки, наглядно показала, что идеи православного экстремизма пошли в народ.

Воинствующие царебожники

«Думаю, сотрудникам правоохранительных органов об экстремистах от христианства известно куда больше, чем нам, — говорит адвокат Константин Добрынин.

— Другое дело, что работать по этой информации они почему-то не торопятся, хоть мы и надеемся, что оперативники ФСБ в этом плане окажутся профессиональнее.

Угрозы, которые некие фанатики рассылают по кинотеатрам, выглядят довольно странно с точки зрения светского общества и XXI века. По этому поводу мы писали заявления в МВД, Генпрокуратуру и Следственный комитет (СКР)».

По словам юриста, защита Алексея Учителя даже давала пояснения специалистам по экстремизму из столичного главка МВД — однако тем дело и закончилось. А в августе пошли еще более угрожающие письма.

«Если не ошибаюсь, авторы писем угрожали, что за поддержку фильма, как они выражались, «прилетит» министру культуры Мединскому, — отмечает Добрынин. — Мы написали еще одно заявление в правоохранительные органы.

А в киностудию Алексея Учителя полетели коктейли Молотова, и УАЗ протаранил кинотеатр в Екатеринбурге.

Кроме того, журналистке Екатерине Винокуровой угрожали убийством после ее публикаций о главной противнице «Матильды» Наталье Поклонской».

Адвокат признает, что «Христианское государство», вполне возможно, фантомная организация — вот только угрозы от нее исходят вполне реальны. А ведь у государства в лице МВД есть механизм, способный пресечь подобные явления в зародыше.

«Когда мы поняли, что на полицию полагаться не стоит, то обратились в ФСБ. Мы надеемся, что за месяц, оставшийся до премьеры «Матильды», сотрудники ведомства соберутся с силами и с этой раковой опухолью будет покончено.

В неформальных беседах сотрудники правоохранительных говорили, что загадочные агрессоры входят в довольно известную организацию, так называемую «секту царебожников». Они — такие своеобразные раскольники.

Это не фантом и не выдумка для полицейских, это реальность, которая из подвалов начала выползать в мир людей и диктовать свои правила жизни», — заключает адвокат.

Фундаментально верующие

«Происходящее в целом связано с активизацией религиозных фундаменталистов и религиозных сил в обществе, — полагает Роман Лункин, Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН.

— И христиане, и мусульмане ощущают себя ущемленными, поскольку в современном обществе религию стараются не допускать в публичную сферу и сферу политики.

Притом, что в России, и это хорошо видно, религия вообще и православие в частности играет достаточно большую идеологическую роль. Но она больше символическая, сакральная».

По мнению эксперта, появление разнообразных (в том числе христианских) фундаменталистов вызвано желанием показать обществу, что есть реальная церковь со своими реальными интересами, а не символическими образами.

Это не означает, что все они экстремисты.

Фундаментализм в исламе, христианстве и других религиях это — последовательное, целенаправленное следование основам веры и требование от себя и от окружающих жестко соблюдать все религиозные предписания.

«Для тех, кто почитает Николая II как святого, фильм «Матильда» — кощунство и святотатство, против которого необходимо выступать. Кроме того, фундаменталисты отстаивают свое видение истории», — объясняет Роман Лункин.

По мнению эксперта, стоит разделять экстремистов, способных на противозаконные действия, и законопослушные фундамендалистские движения. Последние не нарушали закон — и не брали на себя ответственность за громкие события последнего времени, связанные с «Матильдой». Лункин отмечает, что говорить о христианском терроризме сегодня некорректно — в России сейчас этого нет.

От Мухаммеда до «Матильды»

«Раньше православных (или околоправославных) движений, подобных «Христианскому государству», в России просто не было, — говорит Роман Лункин. — Но сейчас возникло то, что не имеет отношения даже к фундаменталистким православным движениям. Можно строить разные теории о том, как это получилось.

К примеру, могли появиться некие ультраконсерваторы, считающие, что надо действовать более решительно, а руководство Русской православной церкви занимает соглашательскую позицию.

А есть и либеральная общественность, которая могла попросту придумать этих загадочных экстремистов, чтобы выставить представителей РПЦ группой маргинальных и фанатиков».

По его мнению, в случае инцидентов наподобие тех, что произошел в Екатеринбурге, не следует скрывать реальные мотивы их виновников и говорить, что это просто сумасшедшие. Подобная тактика ни к чему хорошему не приведет.

«Все уже знают, что в кинотеатр на УАЗе въехал некий верующий — а значит, будут додумывать, как он связан с московской патриархией, хотя такой связи нет и в помине», — объясняет эксперт.

Лункин считает, что сейчас рост и развитие православных консервативных движений лишь начинается — ведь часть общества действительно концентрируется вокруг церкви. А одним из побочных эффектов этого и будет появление различных фанатиков с их громкими акциями.

В свое время карикатуры на пророка Мухаммеда, опубликованные в одном малотиражном французском еженедельнике, привели к трагедии и послужили поводом для мусульман в едином порыве осудить этот конкретный факт и ценности европейской цивилизации в целом. По всему миру тогда прокатились многолюдные акции протеста. Православные фундаменталисты наверняка завидуют столь мощной поддержке единоверцев и тому, как к их мнению начинают прислушиваться, видя эту поддержку.

Будем надеяться, что правоохранительные органы сумеют оградить граждан от выходок религиозных фанатиков, независимо от их вероисповедания. Иначе в России однажды может повториться трагедия Charlie Hebdo. К слову, епископ Среднеуральский Евгений (Кульберг) прямо заявил о том, что ЧП в Екатеринбурге напоминает ему ситуацию с атакой на редакцию французского журнала.

«Постоянные провокации, не находящие достойной реакции со стороны французских компетентных органов, привели к трагическому кровопролитию. К счастью, в Екатеринбурге люди не пострадали, но конфликт, вызванный в обществе провокационной кинолентой, безусловно, сохраняется.

Более того, в год столетия трагической гибели царской семьи прокат этой киноленты может породить дальнейшие общественные настроения», — сказал епископ.

Источник: http://antiextremizm.ru/bojtsy-hristianskogo-gosudarstva/

Православный игил*, пока еще не запрещенный в россии. Православный экстремизм: миф или реальность

Православный экстремизм: миф или реальность? Жертвы православных экстремистов просят помощи у фсб

Доверенное лицо ответчика, заведующий правовым сектором Синодального отдела по работе с вооруженными силами, органами правопорядка и исполнения наказаний Московского патриархата РПЦ священник Александр Добродеев представил экспертные заключения о том, что лозунг не несет в себе противоправного и антихристианского подтекста. Но судей они не убедили.

Судебные споры вокруг этого лозунга идут уже полгода, причем два районных суда в Москве принимали по этому вопросу противоположные решения.

12 мая 2011 года Минюст, сославшись на решение Черемушкинского районного суда Москвы, принятое 21 декабря 2010 года, включил фразу “Православие или смерть” в список экстремистских лозунгов.

Однако в апреле 2011 года Люблинский районный суд столицы отказался признавать эту надпись экстремистской. Суд тогда принял во внимание экспертное заключение, в котором указывалось, что “монахи трактовали этот лозунг как отстаивание православия как спасительной веры в противовес духовной смерти души без православной веры, готовность последовательно отстаивать свою веру до самой смерти”.

Как рассказал сегодня в интервью протоиерей Александр Добродеев, представлявший ответчика, к нему обратились адвокаты, и он выступил вчера в суде. “Прочитав материалы, которые связаны с этим делом, я не увидел там ничего экстремистского, – сказал о.Александр.

– Тем более, что полгода видными учеными делалась экспертиза, в которой аргументировано доказано, что в лозунге “Православие или смерть” нет ничего экстремистского. Помимо лозунга, в экспертизе разбирается и сама эмблема с черепом, кинжалами и православным крестом”.

Как сообщил священник, его аргументация на суде была проста. “Я ознакомился с выводами комиссии и посчитал, что ее аргументация более компетентна, чем выводы, которые были сделаны в Черемушкинском суде.

[attention type=red]
Что касается “смертельной эмблемы”, то я напомнил на суде, что на нас ежедневно обрушивается поток информации, где постоянно идет речь о смерти, где постоянно взрывают и убивают. Куда не придешь – везде информация о смерти.
[/attention]

Люди к самому слову “смерть” и к этим образам – черепа, демонические физиономии, – уже давно привыкли”, – отметил о.Александр.

Также священник подчеркнул на суде, что слова “Православие или смерть” написаны по-русски, а не по-английски или по-арабски, потому что это, по словам о.Александра, “охранительный, предупреждающий знак для русских, которые читают по-русски”. “Смысл лозунга таков: “или Православие, или смерть”, “если не Православие, то смерть”.

На суде я подчеркнул, что для большинства людей такая постановка вопроса не покажется странной. В нашей стране большинство – православные люди. То есть это знак, в первую очередь, для православных, а не для представителей каких-то других конфессий.

Мы ведь не призываем к “православному джихаду”, – заключил протоиерей Александр Добродеев.

Православный экстремизм: миф или реальность? Жертвы православных экстремистов просят помощи у фсб

Православный экстремизм: миф или реальность? Жертвы православных экстремистов просят помощи у фсб

В Екатеринбурге 4 сентября около шести утра по местному времени УАЗ, груженный бочками с бензином и газовыми баллонами, протаранил здание киноконцертного театра «Космос». За рулем машины находился 39-летний житель города Ирбит Денис Мурашов: на допросе он признался, что перед этим весь день провел в Храме-на-Крови.

Ранее, в январе, члены общественной организации «Христианское государство – Святая Русь» разослали директорам кинотеатров письма с угрозами и требованиями отказаться от проката картины «Матильда». «Если выйдет фильм, (…) кинотеатры будут гореть, может, даже пострадают люди», – писали они.

попыталась разобраться, почему православные активисты в борьбе со своими оппонентами все чаще переходят от слов к делу, и дела эти все больше напоминают религиозный экстремизм.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.